Стихи для Тебя :: Проза - рассказ повесть :: Школа изгоев
Добро пожаловать Стихи для ТебяСборник стихов "Ненастоящее настоящее, пророки и пороки" - скачать.
  Регистрация пользователя Опубликовать  ·  Мой кабинет  ·  Разделы  ·  Обратная связь  ·  Сообщение на Ленту!  
Не, я в чудеса еще верю, в любовь настоящую с душой на двоих, в сказку. Что не предатели мы и не звери, и что скинем когда-нибудь все свои маски…
2013-03-13 15:30:08, VLADIMIR
  Всем желаю любви. Читайте стихи на сайте "Стихи для тебя"
2012-09-30 12:11:43, mark0919
 
2012-06-02 18:20:27, stella-2012
  Во SEO, Мистер SEO!
2012-01-27 04:57:59, copywriter
 

  Популярное

Читалка Читалка
Отправьте свое сообщение на Авторскую Ленту! Сказать всем!
Копирайтинг Копирайтинг


  Навигация
Главная
01. Информация
02. Звезды
03. Топ
04. Рецензии
05. Форумы
06. Архив
07. Файлы
08. Ссылки
09. Поиск
10. Карта сайта
FCKeditor
Feedback
Расскажи о нас друзьям!

  Инфо-панель
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.
все новости


  Попутно

Креативные заголовки! Креативно реактивные заголовки!


  Звезды
Просмотривают: Только зарегистрированные пользователи

Top 50

1. mira26, 152450
2. Laskovaya_Ariel, 129490
3. grach, 70830
4. WinSent, 46185
5. antiTatiana, 42940
6. Shtorm, 42335
7. MiLady, 40305
8. Gekata, 38340
9. GALINDA, 34375
10. Krotova, 33875
11. EvgenijTutushkin, 31505
12. nicolai, 29455
13. Oliuchka , 28430
14. Olga_Nobari, 27460
15. Udensvirs, 26135
16. Geer285, 23800
17. severkot, 23035
18. Dukoe_oblako, 20460
19. akydnik, 20130
20. pospeiov7, 18260
21. werewolf, 17560
22. Yuriy, 17290
23. Sofronija, 16910
24. ORchidea, 16525
25. mrALEXUS, 16400
26. dushes58, 16365
27. vvs002, 15695
28. NataliK, 15025
29. Feniks, 14310
30. BG42, 13990
31. lllog, 13520
32. vladimish, 13315
33. Sashor84, 12330
34. cenz, 12055
35. grinstanislav, 11700
36. Ludmil-ka, 11165
37. sergey30, 10610
38. Ura, 10485
39. mvs2008, 10410
40. ScOrPiOsHkA, 10245
41. motorik, 9105
42. bloxa, 8910
43. danser, 8830
44. vadimZador, 8420
45. svetlynya, 7790
46. greenn, 7770
47. VLADIMIR, 7491
48. napa3umKa, 7110
49. Svarog-vova, 6680
50. lensyn, 6625
51. prometey
52. marazm
53. journalist


Все пользователи

  Пресс-релизы
Монетизация трафика за счет майнинга?! О таком можно было только мечтать! / 16.02.2018
Двери / 09.07.2017
Портрет / 31.03.2017
Где взять вдохновение? / 12.03.2017
Разбираемся в живописи / 02.02.2017

все пресс-релизы

Школа изгоев

Размещено 17/08/2005 от

prometey

Проза - рассказ повесть Проза - рассказ повесть | Автор: Split:


Привет всем!
Очень рада, что забрела на этот сайт!
Я новенькая, поэтому долгую аннотацию писать не буду - сразу помещу свое небольшое произведение. Это рассказ. "Школа изгоев". Он - один из моих первых - жизненные наблюдения, размышления...
В общем - прошу вас! Комментируйте, критикуйте - я буду только рада!

Школа изгоев

Никогда не бывает так хорошо,
 как мы ожидаем,
 и никогда не бывает так плохо,
 как мы опасаемся.
1.
За несколько минут до рассвета бывает время нереальной, всепоглощающей темноты. И глубокой, ни на что не похожей, тишины. Такой тишины не случается никогда в другое время. Тишина либо звенит, либо шипит, либо давит, либо еще как-нибудь напоминает о себе. Но здесь… Здесь она неслышима и неощутима. Однако – она есть…

Темнота и тишина…

Дополняя друг друга и соединяясь воедино, они заливают весь мир, пробираются во все углы и щели, заполняют собой все пустые сосуды и вселяют пустоту в души и тяжесть в тела. Именно тогда приходят самые страшные мысли и самые светлые сны. Это зависит от твоего жизненного везения – заснешь ты к этому времени или нет. Если заснешь – твое счастье, сон оградит тебя от темноты своими тонкими гранями фантастики и фарса, и укроет от тишины еле слышимыми звуками прекрасно-опасной нереальности. Вполне безвредной наяву, между прочим.

Но если нет… Тогда на тебя, измучившегося под несносно тяжелым шелковым одеялом и одеревеневшего на невыносимо жесткой пуховой перине, наваливаются Они. Бесконечно мутные и в то же время до неприличия отчетливые, безумно высокие и в то же время низменно пошлые, сильные и слабые, добрые и злые, полезные и не очень, но ужасающе тяжелые благодаря невыносимой тишине и давящей темноте МЫСЛИ…


2.

Так было в то чудовищное утро и со мной. Точнее, я не знаю, было ли это утро, или, может быть, еще продолжалась ночь. Во всяком случае, было темно и тихо. Я, изнывая от жажды и злясь на саму себя, неподвижно лежала на кровати. Злилась яростно, но все равно ничего не могла с собой поделать – и бессильно признала это под стук собственного сердца. Сначала я, опрометчиво забыв о том, что страдаю жуткой бессонницей, до трех ночи просидела за семнадцатью дюймами своего обожаемого и почти что обожествляемого жидкокристаллического монитора, потом не смогла заснуть, а вот сейчас мучаюсь от жажды, потому что боюсь встать и дойти до кухни. Позор.

 Это у меня осталось с детства – необъяснимый страх перед темнотой. А тем более перед такой – абсолютно черной и непреодолимой. Я взрослый, самостоятельный человек, я два месяца назад закончила экономфак Универа, третий год живу одна, снимаю квартиру, и до сих пор боюсь темноты! И, с недавних пор, тишины… Стыдно. Стыдно, но ничего не поделать. Придется все-таки сегодня же утром вызванивать электрика, чтобы пришел и повесил мне светильник над кроватью. С веревочкой. Дерг – и темнота обращается в тень и стремительно откатывается в темные углы у шкафа и за столом. Кра-со-та… Было бы все так вот просто – дерг – и все страхи исчезают, съедаемые светом. Дерг – и никакого одиночества. Дерг – и ты на вершине успеха… Ладно, что за глупости?! Спать! Спа-ать!..

Только вот кто избавит от тишины?.. Да-а… Веревочкой здесь не поможешь… Не могу – не могу – не могу! Это невыносимо – эта тишина!

Страх перед тишиной появился недавно, в одну из  таких же бессонных ночей, когда я осознала, что всю свою небольшую жизнь провела фактически одна и зря… Ну вот, опять! Так, стоп! Спать! Глазки закры-вай!

Не могу …

А ведь правда - успеха за мной никогда особого не наблюдалось. Много лет от меня это скрывали. Я же была то слишком мала и зрила поверху, то слишком слепа в погоне за жизненной необходимостью.  Сейчас это почему-то проступило с особой четкостью…

Я ведь еще молода – двадцать три года, расцвет сил и ума!..

У всех – но не у меня… Я всегда чувствовала себя лет на десять старше остальных, а сейчас и вовсе старуха – вся жизнь позади. И она неудачна – изгой в школе, среднячок в Универе, и – ни одного человека, который хоть раз в жизни прислушался ко мне и понял бы меня. Жизнь прожита зря. Ведь только что и жить – в эти пятнадцать лет учебы. А я…

И понесись, покатились картины из прошлого, как жуткий сломанный калейдоскоп, увлекая далеко назад, возвращая в самые страшные и до глупости нелепые моменты моей небольшой жизни…
3.
Школа почему-то не оставила мне никаких ярких воспоминаний, сцен, событий. Как-то слилась в одну серую полосу – уроки, уроки, уроки, какие-то неприятности с одноклассниками, смешки за спиной и снова уроки, уроки, уроки… И хотя домашние задания я делала всегда, у доски у меня почему-то мгновенно отсыхал язык, и я не могла сказать ничего путного. Учителя скоро привыкли к этому и уже не мучили меня наводящими вопросами, а сразу, по привычке, ставили три. С одноклассниками вообще выходило все как-то непонятно. Не знаю, за что, но как-то мгновенно, в классе, наверное, в пятом, на меня повесили ярлык – подлиза, ханжа и плакса. И тут же все, как один, отвернулись от меня, будто от прокаженной. Посыпались насмешки, тычки в спину, кнопки на стульях и жвачки в тетрадях. Тогда это казалось невыносимо, жестоко и несправедливо. Сейчас я четко вижу те ошибки, которые совершила, превратя свою жизнь в ад – безукоризненно делала домашние задания, беспрекословно слушалась учителей, пересдавала тройки, до слез расстраивалась над двойками и была безмолвно-покорна, слишком застенчива. Если бы тогда хоть кто-нибудь указал мне на них, может быть, и вся моя дальнейшая жизнь сложилась бы по-другому. Но…

Дела шли все хуже и хуже, прозвища «за глаза» стали произносить в слух, кнопки на стульях превратились в надписи на стенах и молчаливое неодобрение стало открытой враждой. А у меня появились комплексы, необъяснимые страхи – в том числе перед темнотой, я боялась поднять глаза на незнакомого человека, мне казалось, что меня снова засмеют, начала горбиться и перестала следить за собой. Поэтому к тринадцати годам я превратилась в угловатого, неухоженного и пугливого подростка.

Папа изредка пытался со мной поговорить, но я боялась и его, считая свои комплексы и страхи недостойными его внимания. Да и это случалось нечасто. Он работал с утра до ночи, обеспечивая нас с мамой безбедным существованием. И порой я не видела его по нескольку ней. Мама же не работала, но все время была увлечена лишь собой, пропадала в салонах красоты и лишь иногда, вспоминая обо мне, кричала: «Боже мой, почему ты не вымыла волосы?! А эти брюки?! Выбрось их скорее! Мы тебе новые купили на прошлой неделе! Где они?! Так, хорошо, а теперь вымой волосы и будь умничкой, я ухожу к тете Люде. Скажи папе, что я буду поздно».

 Тетя Люда вообще была отдельной историей. Ее младшая дочь Инга училась в моем классе и была главной заводилой в облавах на меня. Собственно, тетя Люда была увеличенной и даже гипертрофированной копией Инги, ее визиты в наш дом для меня были сущей мукой. Они с мамой пили на кухне чай с конфетами, и мама порой недовольно жаловалась на меня: «Людочка, - представляете – «Людочка»! В то время как я у нее была – «Мария», «Машка» или «Слушай, ты!». – Людочка,  эта моя растяпа пришла сегодня в грязных штанах и, рыдая, и начала мне рассказывать, что твоя Ингочка толкнула ее в грязь! Неужели это правда? Да, я сразу, сразу же отругала ее, - нет ведь чтобы сказать, что она сама, недотепа такая, в лужу сваилась – было бы лучше, ведь так?! А она врет, бесстыжая! Я лишила ее сладкого на неделю, как ты думаешь, правильно?..». Тетя Люда во время всей этой тирады медленно наливалась кровью – я это ясно видела из-за двери – а потом, глубоко вздохнув и снова приняв вид этакой милой светской львицы,  начинала чесать своим остреньким ядовитым язычком в мой адрес: «Господи Боже, Виктория, как ты могла подумать, что моя Инга… Боже милостивый! – она так часто поминала Бога, что, думается мне, он ее все же услышал и обанкротил ее фирму. Но это случилось потом, а сейчас она сидела за столом, такая самовлюбленная и такая светская, и, шаг за шагом, методично втаптывала меня в грязь – это было даже хуже, чем когда за дело принималась ее Ингочка – та была еще ребенком и не имела такого богатого опыта уничтожения людей. – Нет, что ты, моя Инга никогда никого не тронула бы, она у меня такая чуткая! А вот твоя вчера… » И тут я узнавала про себя много нового – и как я дразню ее девочку, и как пишу в туалете всякие неприличные слова – и все это так ненароком, шепотом, с виноватым видом – она делала все, чтобы спасти мою заблудшую душу!.. И самое страшное, что мама всему верила и ни разу даже не пыталась меня защитить – она делала огромные глаза, хваталась рукой за горло, а после отбытия сией ненавистной особы, принималась меня воспитывать. Она кричала как безумная – и «ты меня не любишь», и «ты меня в гроб вгонишь», и «как ты можешь», и «ты позоришь нашу семью», а потом сажала под домашний арест, не давая мне сказать ни слова… В общем, престиж ее семьи, ее репутацию и ее светлое имя я запятнала бесповоротно. И она ненавидела меня. А я, немного поумнев к пятнадцати годам, возненавидела ее. Отец был не в курсе – мама не жаловалась ему на меня, а я не хотела портить ему моменты его короткого отдыха.

Так и жили…

4.
Потом я поступила в Университет – естественно, на платный (по этому поводу мать тоже закатила мне истерику – бестолочь и дармоедка), и там все немного наладилось. Друзей у меня так и не появилось, но никто даже не заикнулся о том, какая я ханжа и подлиза, у всех были дела поважнее – модные вечеринки, мальчики и зачеты. Меня ничего из этого не касалась, кроме, может быть, зачетов. Я боялась людей, боялась новых насмешек и нового унижения. Тогда я поняла суть своего характера и возненавидела и его. Некоторым страх и унижения придают силы, некую уверенность и даже жестокость, они защищаются и даже нападают, стремясь защитить себя. Я же не могла. Был ли причиной этому страх или что-то еще, наследственность или поломанная психика, я не знала. Но как только на меня начинали наступать, я опускала глаза долу и начинала рыдать. Мать обычно это очень раздражало. «Размазня! – кричала она. – Тряпка! Я не буду тебя всю жизнь на своем горбу тащить! Вон!» Последний раз, когда это произошло, я тогда училась на третьем курсе, слово «вон!» обрело воплощение. Я съехала от родителей – слезно умолила отца снять мне квартиру и тихонько зажила одна. Мать, надо полагать, очень этому обрадовалась – у нее появилось время и место, чтобы принимать своего Толика. Да, мать изменяла отцу, и регулярно. А он этого то ли не видел, то ли не хотел видеть, и когда я пыталась ему сказать об этом, ловко уходил от темы или сердился (хотя, по чести сказать, сердиться он тоже не умел): «Она же твоя мать! Как ты можешь так говорить о ней?.. Она тебя любит!» После этих слов я начинала горько плакать, а отец, думая, что обидел меня своим жестким тоном, принимался меня утешать. Так я стала жить одна.

Это, впрочем, ничего к моему характеру  не прибавило. Я все так же боялась людей, зубрила лекции и засыпала одна. Впрочем, был один момент, претендовавший на звание поворотного в моей жизни. Но он повернул ее лишь на несколько недель, а затем все вернулось на круги своя. И в этом снова был повинен мой характер.

Однажды меня позвали на вечеринку к моему одногрупнику. Хотя «меня позвали» - это неправильно. Собиралась вся группа, праздновали Татьянин день, и, соблюдая традицию, позвали всех. Это был 2003 год, четвертый курс… Раньше я тоже приходила на эти сборища, сидела в уголке, пока все были трезвы, а потом тихонечко сматывалась, когда начинали напиваться. Собственно, никто и не противился, да, думается мне, никто и не замечал. Пьяных не люблю. И сама никогда не пью. Но в тот день что-то со мной случилось. Точнее, я знала – что, и именно поэтому – первый раз в жизни –  решила напиться. Тогда, с утра, позвонила мать и, истерически смеясь в трубку, сказала, что наконец-то освободилась от дочери – швабры и от мужа – тряпки. И снова захохотала… Родители разводились. Отец отдал половину всего жене, а сам уехал в длительную командировку на Урал. Перед отъездом заехал ко мне… Я думала, что он вот-вот свалится в обморок – лицо белое, руки трясутся: «Машенька, доченька, прости, что у тебя такая мать…». По-моему, он только тогда понял, какая у него Викуля стерва…

Итак, я решила напиться и думала – ничего уже не потеряю… Неправильно думала. Потеряла. Покой. И одиночество. Странно, но… Лучше было бы одной – и спокойней, и безопасней, но… Я была слишком расстроена и, честно говоря, уже слишком пьяна, чтобы что-то соображать.

Рюмку за рюмкой глотала я горькую, девчонки удивленно поднимали брови и шептались со своими парнями, а парни грубовато, но не зло подшучивали. «Слышь, Машка, может тебе того… Хватит? А то о дома не дотащим! Или ты сегодня здесь, а?.. Кроватей много! Кто на новенькую?..». А я смеялась, смеялась, как заведенная, как сломанный китайский болванчик… Дура.

С утра я проснулась разбитая, с жуткой головной болью, мучимая жаждой, да еще голая и в постели с каким-то незнакомым парнем… Приятный итог приятной встречи. Но это было еще не все! Мало того, что парень исчез как только взошло солнце – он был призраком, я поняла – он еще и наградил меня малоприятной болезнью. Хорош дух! После того, как я осознала это, мои однокурсники порассказали мне еще много чего радостного. Оказывается, я, хлопнув десятую или одиннадцатую рюмашку, с криком «Маэстро, музыку!!!», задрала подол юбки и, гомерически смеясь, полезла на стол. На сием прекрасном пьедестале я, задевая головой люстру и топча ногами малосольные огурцы, принялась исполнять зажигательный танец раненого вепря, который, судя по месту и времени, должен был бы означать пламенный стриптиз. Однако, смеясь, приговаривали сокурсники, энтузиазм твой сразил наповал всех. После полного разоблачения я, по их же рассказам, с воплем «Иди ко мне, мой поросеночек!!!» кинулась на уже известного мне по постели призрака – Вадика и тот утащил меня в одну из комнат обширной квартиры. Дальнейшее знал только Вадик, но он был другом друга парня сестры хозяина квартиры. В общем, малодоступным и малоизвестным кому-либо субъектом. Да мне он, собственно, был и не нужен.

Пару недель я просто сгорала от стыда. Я не могла смотреть в глаза никому из бывших на вечеринке. И, хотя девчонки, видя это, утешающе произносили: «Слушай, успокойся. С кем не бывает?! Вот я в том году…» Но меня это почему-то не утешало, я краснела при любом взгляде, брошенном на меня, и категорически не хотела ни с кем разговаривать. Тогда, в эти несколько недель, меня начали приглашать на вечеринки и дружеские посиделки, но я вспыхивала при одной мысли о том, что нечто подобное может случиться еще раз. И они отступились от меня.

Через пару месяцев жизнь моя вошла в свою колею, я вылечилась, ко мне перестали приставать с предложениями пойти на вечеринку. Снова рутина прочно вошла в мою жизнь – лекции, зубрежка, экзамены…

5.
Был и еще один переломный момент. В мае того же года вернулся из командировки отец. В ней он приобрел здоровый цвет лица, пару лишних килограммов и молодую красавицу-жену. Мачеху звали Верой и она, как ни странно, пришлась мне по душе – немного замкнутая, но обязательная и заботливая и, как мне тогда казалось, безумно влюбленная в отца. Впрочем, как потом выяснилось, так оно и было.

Как-то вечером, в начале июня, в одно из наших чаепитий, Вера, заливаясь краской и смущенно косясь на счастливо улыбающегося папу, объявила мне, что ждет ребенка. Я изобразила улыбку и попыталась шумно порадоваться. Видимо, попытка не удалась, потому что через десять минут они как-то быстро собрались и ушли. Не знаю, почему я не была рада этому ребенку, честно – не знаю. Папино внимание мне  уже давно не было нужно, Вера мне нравилась и, в общем-то, это было отлично – маленькая сестренка или братишка! Но, но, но…

В июле отец позвонил мне и радостным голосом сообщил, что они с Верочкой едут на юг, к морю, потому что Верочке нужен отдых и морской воздух, и зовут меня с собой. Я согласилась, хотя понимала, что буду им мешать и папа зовет меня только из-за комплекса вины передо мной. Но я ни разу в жизни не видела моря. Вернее, видела, года в два, но, естественно, не помнила.

И вот там, на юге, все и случилось. Его звали Стас, он был продавцом безделушек на местном рынке. Высокий, но какой-то нескладный, с торчащими из-под бескозырки ушами, мне он сначала не понравился. Но он был настойчив –  дарил безделушки из своей лавки, потом цветы, потом пригласил в кафе… В общем, закрутилось, завертелось. Я словно освободилась от своих комплексов – он был так предупредителен и так искренне влюблен в меня, что я поневоле чувствовала себя королевой. А он не уставал делать мне сюрпризы – то посреди ночи забирался ко мне на балкон по пожарной лестнице и утаскивал на море, то доставал билеты в кино и на прогулочные теплоходы, то тащил в горы и показывал необыкновенной красоты реки и ущелья… Прошла всего неделя, а нам казалось, что мы знакомы год и что уже не можем друг без друга. Это было прекрасно, необыкновенно и так волнующе!..

Пока я случайно не услышала разговор папы и Верочки.

 - Сережа, ты видел этого Машиного ухажера?

 - Да, конечно, а что?

 - Ну и как он тебе?

 - Он, вроде, ничего, нормальный парень. Вежливый такой. Вы, говорит, Машин папа? Она много хорошего о вас рассказывала. Очень приятно познакомиться, Стас.

 - Да, но… он же такой страшненький! Ушастый, нескладный какой-то. А твоя Машенька такая симпатичная, такая миленькая. Ей бы, конечно, стрижечку другую, ну да ладно, не в этом дело. Они ужасно вместе смотрятся! И потом, он такой тощий, такой хлипкий – а вдруг к ним пристанут? Да он даже заступиться за Машеньку не сможет!

 - Какая разница, как он выглядит, а пристать к ним никто не пристанет – здесь же курорт, а не бандитский Петербург. И потом, мы через неделю уезжаем, пусть ребятишки развлекутся. И им хорошо, и нам хорошо. Да, Верунчик?! – И он игриво ухватил ее за… В общем, ухватил.

А я пришла в номер и свалилась на кровать. Неужели он и правда так ужасен, как Вера его описала? Ну да, уши. Ну и что, он же не виноват. И потом, не в ушах счастье! Да, высокий и тощий. Ну и что! Конституция у него такая. Он, конечно, не идеал красоты, не Аполлон, но зато – он меня любит! И на этом, успокоившись, заснула.

Но с того дня в мою душу закрались сомнения. Потом-то я, конечно, поняла, как была глупа в своих суждениях, как недалека. Но тогда… Да, я все-таки дура.

Стас возродил меня к жизни, заставил почувствовать себя девушкой в полном смысле этого слова, красивой, непредсказуемой, загадочной… Представляете, он мне – мне это внушил! О, теперь-то я понимаю, КОГО я потеряла, но тогда…

День за днем отношения как-то неуловимо портились, мы не могли уже как раньше, самозабвенно разговаривать часами, не могли, смеясь, бежать по линии прибоя, не могли – и все тут! А виновата была я. Мне вдруг начинало казаться, что я достойна большего, лучшего, я достойна сильного и красивого парня. Я ругала себя, гнала эти мысли, но не могла с ними справиться. Я была готова убить эту Верочку, но понимала, что винить нужно лишь саму себя. А Стас смотрел на меня своими грустными карими глазами и, кажется, все понимал. И это было самое ужасное. Расстались мы как знакомые, а не как любовники. Он необыкновенно тоскливо смотрел на меня, будто запоминая до мельчайших деталей, чтобы сохранить мой образ, прощаясь навсегда, и, может быть, даже прощаясь с мечтой… А я испытывала лишь чувство вины и досады – на него, на себя, на Верочку…

Я вернулась домой, а вся моя самоуверенность, полноценность и непредсказуемость остались там, со Стасом. Привычные люди, привычные места, привычные ярлыки снова нависли надо мной тяжким грузом, к которому, впрочем, я скоро снова привыкла.

Пятый курс пролетел незаметно, я защитила дипломную работу, получила диплом, окончила ВУЗ. Сокурсники разлетелись в разные стороны, предварительно устроив прощальную вечеринку, на которой я все же была, но предусмотрительно сидела подальше от несчастной бутылки. И я снова осталась одна. Одна, наедине со своими страхами и комплексами.

Единственные, кто у меня остался – это отец с Верочкой и маленьким Кирюшкой. Кирюшку я полюбила всей душой и постоянно недоумевала – как можно было не радоваться этому маленькому прелестному существу! Они бывали у меня регулярно, оставляя после себя острый запах недоступного мне счастья.

От матери я еще с того злополучного Татьяниного дня не слышала ни слова, да и не горела желанием слышать. Отец как-то упоминал, что Толик кинул ее на кругленькую сумму, но, зная характер моей  мамочки, нетрудно догадаться, какими потерями – физическими и моральными – это обернулось для Толика. Если подумать, мне было его даже жалко…

Таким образом, итоги двадцати двух лет моей девичьей жизни были неутешительны. Прах к праху, как говориться…

Пропустив через себя все свои прошлые беды и обиды, пережив заново в уме свою жизнь, снова почувствовав свое вселенское ничтожество и никчемность, я все же смогла заснуть. В этой кутерьме мыслей я совсем позабыла и о темноте, и о тишине, и о жажде. Хотя, наверное, легче было бы мучиться от жажды, чем от сознания собственной никчемности… Я провалилась в сон, как в спасение, устав от долгой исповеди самой себе, сжавшись в комок, как от острой боли, но все же какая-то странно счастливая, с невообразимой легкостью в голове…

6.
Спи, девочка, завтра будет новый день.

Завтра ты встанешь с утра, выйдешь на кухню и напьешься вкусной родниковой воды… Завтра повесят бра и ты не будешь бояться темноты… Завтра ты встретишь Стаса и не станет больше этой невыносимой тишины… Может быть и так… Или как-то по-другому, но завтра будет новый день!

 Никто ни в чем никогда не уверен, но каждый должен свято верить! Верить в себя, верить в любовь и верить людям…

Спи, девочка, и дай то Бог!..

И понесись, покатились картины из прошлого, как жуткий сломанный калейдоскоп, увлекая далеко назад, возвращая в самые страшные и до глупости нелепые моменты моей небольшой жизни…


Copyright ©: Split, свидетельство №: 68




Возможно Вам будут интересны эти публикации
Добавь на Яндекс!

Креативы

Мудрый или веселый, полезный или хитрый креатив в стихах или прозе каждый день.

добавить на Яндекс
Добавь на Яндекс!

Стихи для Тебя

Свежие публикации портала современного творчества Стихи для Тебя!

добавить на Яндекс



  Связанное


копирайтер копирайтер

· Проза - рассказ повесть

· Искать в Проза - рассказ повесть



Самая читаемая публикация раздела: Проза - рассказ повесть:
Школа изгоев


  Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.7
Оценили: 10


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


  опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

Связанные темы

Проза - истории размышления
Проза - истории размышления

"Авторизация" | Создать Акаунт | 6 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

Re: Школа изгоев (Оценка: 1)
от REDJoker на 18/08/2005
(Информация о пользователе | Отправить сообщение)
Нда. Давно не читал ничего настолько трогающего. Спасибо за... за то, что высказались. Prometey прав: "Живите, верьте, надейтесь. У Вас все будет хорошо."



Re: Школа изгоев (Оценка: 1)
от PROMETEY на 18/08/2005
(Информация о пользователе | Отправить сообщение) http://www.poemforyou.ru
Глубоко был тронут Вашей исповедью... Но больше не самими обстоятельствами, которые имели место быть, а душой которая их выразила. .
Таких людей как Вы встретишь не часто и как правило именно они бывают счастливыми. Но чтобы познать счастье, нужно научиться его чувствовать.
Ваш цветок еще не распустился доконца, так что делать какие-либо выводы о собственной жизни еще рано. Живите, верьте, надейтесь. У Вас все будет хорошо.


  • Re: Школа изгоев от Split на 19/08/2005

  • Re: Школа изгоев (Оценка: 1)
    от BeyondMe на 27/08/2005
    (Информация о пользователе | Отправить сообщение)
    Честно говоря, когда я узнала, что это "просто" рассказ, я немного разочаровалась. Человек, о котором идет речь в этом, эм, рассказе, более чем напомнил мне о себе (..в некоторых чертах), и я потряслась, что я не одна "такая". Поэтому, мне кажется, сказать что-то вроде "Великолепно !", или "Потрясающе написано !" будет не совсем верно с моей стороны. Поэтому скажу иначе: надеюсь, такой человек воистину проийдется по нашей земле когда-нибудь.


  • Re: Школа изгоев от Split на 28/08/2005

  • Re: Школа изгоев (Оценка: 1)
    от na2li4ka на 13/11/2008
    (Информация о пользователе | Отправить сообщение)
    Давно не читала так легко то, что трогает душу. Глядя на дату публикации, хочется спросить автора, будет ли продолжение со счастливым концом?!



    Обратная связь - poemforyou@yandex.ru


    АВТОРСКИЕ ПРАВА
    *При копировании материалов с сайта ссылка обязательна!

    Copyright this software © 2005 by Francisco Burzi. PHP-Nuke
    Права на опубликованные произведения на сайте принадлежат автору

    Открытие страницы: 0.29 секунды